дхарма
Жлезная флейта - 100 коанов дзен
содержание
Предисловие

Перевод «Тэттэки Тосуи», или «Железной Флейты» был начат в июне 1939 г. Негэном. Сэндзаки, который использовал эти истории и ком¬ментарии к ним в качестве лекций для своих уче-ников. Он предпочитал диктовать истории и комментарии одному из изучающих, который затем да-вал рукопись другим изучающим для размножения и исполь¬зования. Встретившись с мистером Сэнд-заки, я начала собирать и компилировать разрозненные части рукописи, и вскоре мы вместе с ним работали над новым переводом.

В 1942 г. Негэн Сэндзаки покинул Калифорнию, но продолжал посылать мне переводы и комментарии для «шлифовки». Когда он вернулся в 1945 г, его ученики собрались вокруг него и он прочел им свои лекции. По мере приближения к концу курса, он, считая, что ученики уже достаточно знакомы с путями дзэна, изменил характер перевода. Уделяя намного меньше места своим коммента-риям, он более свободно использовал комментарии Гэнро и Фугаи. В последних коанах также появ-ляются иногда комментарии одного из учеников Негэна.

Дзен является путем дисциплины и развития, уникальным в области религии и философии. Человеку, незнакомому с его положениями, приведенные здесь диалоги могут показаться по меньшей мере несколько неясными, если не просто запутанными. Может также показаться, что каждый шаг на пути к пониманию умышленно пресекается учителем, который старается скорее утаить суть учения, чем прояснить его — причем часто даже путем причинения физической боли как средством дисцип-лины.

Рут Страут Мак-Кендлис.

 
ВВЕДЕНИЕ

Первоначальный текст настоящей работы был написан и опубликован в 1783 г. Гэнро, мас-тером дзэна школы Сото в Японии. Каждая история представляет собой коан, снабженный коммента-рием автора и его стихо¬творением. По ходу текста Фугаи, последователь Гэнро, сделал свои замеча-ния к книге учителя. Я буду переводить истории или их основные темы, а также в большинстве слу-чаев комментарии Гэнро и добавления Фугаи. Иногда для поощрения изучения будут переведены стихотво¬рения. Так как многие толкования Гэнро и Фугаи связаны с древними историями и обычая-ми, которые на Западе не известны, я буду объяснять их в своих комментариях.

За исключением нескольких индийских историй, основную массу составляют китайские эпохи династий Тан (620-906 г. н. э.) и Сук (930-1278), Золотого Века дзэна.

«Тэттэки Тосуи» — название первоначального текста. «Гэттэки» означает «железная флей-та». Обычно флейта делается из бамбука с мундштуком и несколькими отверстиями для пальцев; эта же флейта представляет собой сплошной железный стержень, на котором нет ни мундштука, ни от-верстий для пальцев. «Тосуи» означает «играть, повер¬нув другим концом». Обычный музыкант, с трудом бредущий по строчкам нотной грамоты, никогда не сможет играть на этом инстру¬менте дзэ-на, но тот, кто играет на арфе без струн, может также играть на этой флейте без мундштука.

Луна проплывает над соснами,
И ночная веранда холодна,
Когда древний, прозрачный звук сходит с пальцев.
Слезы появляются у тех, кто слышит эту старинную мелодию,
Но музыка дзэна чужда сентиментальности,
И никогда не начинай играть, пока тебя
Не будет сопровождать
Великий Звук Лао-Цзы.

Сюэ-Тоу (980-1052), 
китайский мастер дзэна

Лао-Цзы сказал: «Много времени нужно, чтобы изготовить великой красоты посуду. Вели-кие характеры не создаются за несколько лет. Великий звук — это звук, превосходящий обычные звуки».

Теперь вы знаете, почему книга называется «Тэттэки Тосуи», или «Игра на сплошной же-лезной флейте, перевернутой другим кон¬цом». Это книга — «звука одной ладони». Это и есть повсе-дневная жизнь дзэна.

Негэн Сэндзаки.

 
О НЕГЭНЕ СЭНДЗАКИ

Негэн Сэндзаки оставил этот мир 5 мая 1958 г. Вот его последние слова: «Друзья во Дхарме, довольствуйтесь своей головой. Не пристав¬ляйте фальшивых поверх собственной. И еще: минута за минутой внимательно следите за каждым своим шагом. Это вам — мое последнее слово».

Негэн Сэндзаки и его Дзэн-до Бодхисаттвы.

Это место было выбрано кем-то из японских друзей вначале в качестве прибежища для буд-дийских монахов. Я представляю себе идеальным такое положение, когда буддийский монах не име-ет посто¬янного пристанища, но переходит с места на место, подобно одиноко и свободно плывущему в небе облаку.

Хоть я и оставался здесь в течение двух лет и пяти месяцев, я всегда считал себя странни-ком, ежедневно делающим остановки в пути; меня не тревожит завтрашний день; Я живу сегодня и благодарен за это.

Что толку сожалеть о том, что было вчера? Если я должен отправиться в длительное стран-ствие, другой монах или монахи могут поселиться в моем убежище, временно, как и я.

Пока практикуется принцип Аникки, принцип непостоянства, это убежище будет оставаться Буддийским домом.

Действительно, я ухожу каждый день. То, что вы видели вчера, вы никогда больше не уви-дите. Завтра вы встретите человека, похожего на Сэндзаки и говорящего, как он, но это не тот Сэнд-заки, которого вы видите сегодня. До тех пор, пока вы живете в понимании Анатти принципа «отсут-ствия индивидуальности», наши отношения будут буд¬дийскими.

Если кто-либо пожелает перенести зал для медитации в другое место из соображений удоб-ства или удовольствия, он отдаст себя во власть иллюзий вовсе не буддийского характера. Истинные буддисты никогда не пытаются обратить в свою веру.

Я не прошу вас прийти сюда. Ваша собственная природа — Будда приведет вас. Если даже новое место и лучше и привлечет большее число людей, какая от них польза, если в нас самих нет буддийского духа. Иные могут сказать, что их устраивает и место и дом, и все же ради вновь при-бывших мы должны сделать его более привлекательным.

Этот мир — ничто иное, как проявление неудовлетворенности. Куда бы вы ни пошли, вы столкнетесь с разного рода страданием. Это и есть принцип Дукхи  принцип страдания, который не-однократно подчеркивал Будда. Тот, кто приходит за удобствами и удовольствием, ничего не найдет в буддийском доме.

Этот дом — убежище для буддийских монахов и вы, наши благо¬родные гости, не можете не следовать его принципам.

Если вы желаете медитировать, я присоединюсь к вам в медитации. Если хотите изучать священные книги, я вам помогу.

Если вы хотите дать клятву (обет) выполнять все предписания, я назову вас монахами, мо-нахинями и буду мечтать о том, чтобы жить с вами буддийской жизнью.

Если вы хотите принести в дар что-либо материальное или нема¬териальное — монахи при-мут это от вас во имя Дана-Парамиты.

Вас не должно заботить, где взрастут посеянные вами благие семена. Лишь посейте их и за-будьте об этом. Это и есть способ поддержать Сангху, группу практического буддизма. Ни один гость Буддийского дома не должен беспокоиться о распространении учения или поддержке движе-ния. Его время должно быть использовано для медитации, по¬стижения смысла священных книг и применения на практике того, чему он научился в своем собственном мире. Это и есть тот истинный дух, в котором учение Будды будет жить среди людей в его нужной форме.

Конечно, у меня нет возражений против того, чтобы вы положили начало своему собствен-ному движению, вооруженные тем пониманием (постижением), которое у вас уже есть, но пока вы приходите в этот медитационный зал, я хочу, чтобы вы были моими «молчаливыми партнерами» по дзэну.

Откажитесь от мысли учить других, посвятите себя учению — су¬ществует 1700 коанов, ко-торые вы должны изучить. Имеется 5 тысяч книг по буддизму, переведенных на европейские языки, которые вам необходимо прочесть. Что же касается реализации, то как только вам покажется, что вы чего-то достигли, вы обнаружите себя десятью футами ниже исходной точки и должны будете начи-нать с самого дна.

Я говорю с вами столь сурово, потому что хочу, чтобы вы достигли истинного буддийского просветления.

Много учений возникло на Востоке, но ни одно из них, кроме дзэн - буддизма, не приведет вас к истинному просветлению, подлинному освобождению. Они могут удовлетворить ваши мирские желания (на¬зывая это духовным постижением), но они не приведут вас к высочайшей ступени — Нирване.

Вы снова падете в мир грязи, ибо даже стрела, пущенная в небо, падает на землю. То, что говорю я — эхо мудрости моего учителя, а то, что говорит мне мой учитель — это мудрость его учи-теля. Мы можем проследить историю 79-ти поколений учителей вплоть до Будды Шакьямуни.

Я мог бы провести с вами более длительную беседу, но пока вы не готовы войти в Самадхи, чем больше вы слушаете теорий и рассуждений, тем большее бремя вам приходится нести на своих плечах. Я желаю вам всем пройти практику дзэн-буддизма, следуя за учениками дзэнских монахов, забывая при этом собственные ограничения и общественное мнение.

Сен-Сяку о Негэне Сэндзаки.

Если Дэ Шуань обрушит на меня град ударов своей палки, я не испугаюсь. Если возглас Линь Цзи «кац!» прозвучит подобно грому над моей головой, я не удивлюсь. Если мудрость Сари-пушты сверкает, как утренняя звезда, я не стану им завидовать.

Если вы соблюдаете предписания, освящаете свою жизнь, живете одни в горной хижине, едите раз в день, добиваетесь, чтобы тело ваше стало прозрачным, употребляя чистую пищу, выпол-няете буддийские ритуалы шесть раз в день, но не дали клятву спасти все существа, я не смогу заста-вить себя уважать вас. Моя мысль иллюстрируется в Саддхарма Пундарика Сутре персонажем под именем «Бодхисаттва».

Если в наши дни Бодхисаттва совершает акт самоотречения, используя свои руки только для добрых дел любви, как мать, заботясь о своем ребенке, идет по дороге жизни, чтобы служить ему, качает колыбель, чтобы успокоить его, и думает обо всех мальчиках и девочках как о собственных детях, то монах считает, что все работающие на различных стадиях в его сообществе, создают дом без жены и детей, собирают учителей, не различая, кто гость, кто хозяин, исповедуют гуманность, в каждом человеке чтя его Буддийскую природу.

Это вызывает во мне восхищение и заставляет проливать слезы сочувствия. Интересно, сколько таких монахов можно найти среди сотен тысяч посвятивших себя буддизму и Японии.

Монах Негэн старается жить буддийской жизнью в соответствии с учением Будды, не быть сектантом и не иметь привязанности ни к храму, ни к дому. Он не накопляет собственного имущест-ва, отказывается от положения в среде духовенства (от духовного сана) и скрывается от шума извест-ности и славы.

Он дал четыре обета — более серьезных, чем вся амбиция в мире, обетов, по которым со-кровища Дхармы ценятся выше любого положения, а любовь-милосердие — выше всех сокровищ храмов.

Он переходит из одного монастыря в другой, блуждает по свету, встречая молодых людей, общаясь с их семьями, занимаясь религией, образованием, этикой и культурой, чтобы идти дальше.

Он еще далек, от того, чтобы стать Бодхисаттвой, но я считаю его воином- крестоносцем в походе за возрождение мирной земли Будды для всего человечества и всех существ. Каждый после-дующий шаг означает успех в этой его огромной, бесконечной работе. Я в эту минуту приветствую его.

Август 1901 г., монастырь Енгава-Камакура.
++ 100 коанов Дзен - Содержание // Сайт tokoorama

04.01.2010